На главную страницу Послать письмо

Мониторинг Событий
Новости и объявления
Статьи, Анализы, Обзоры
Конфессиальные аспекты
Гостевая книга
Архив
О компании


Статьи, Анализы, Обзоры

ПОЛИТИКА | Экономика и финансы | Конфессиональные аспекты | Армия и спецслужбы


ЕЩЕ РАЗ О ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ ПРЕЗИДЕНТА БУША-МЛАДШЕГО

Статья в формате Microsoft Word    Вернуться к списку статей

Показана страница: 1 из 3:

       <<  1   2   3    >>

Впервые со времен войны во Вьетнаме, начатой президентом Никсоном, внешнеполитический курс, проводимый президентом Бушем-младшим, вновь расколол на два лагеря общественное мнение как внутри страны, так и во всем мире. Однако какой бы противоречивый характер ни носила внешнеполитическая стратегия нынешнего американского президента, она не является каким-то «революционным» отходом от политики своих предшественников.

Вся ее слабость заключается в ее противоречивости. Просто Америка, твердо уверовавшая в непорочность своих помыслов и действий и одновременно буквально обалдевшая от своей бесспорной военной мощи, действует на международной арене «как слон в посудной лавке», хотя зачастую могла бы добиться своих целей и «без битья посуды»
.


О «революционности» внешней политики Буша-младшего

Своей главной внешнеполитической задачей президент Буш-младший считает поддержание демократии и распространение американской системы ценностей в мире, что практически ничем не отличается от большинства концепций его предшественников – президентов США. Достаточно вспомнить мечту Томаса Джефферсона об «империи свободы». Или посыл Вудро Вильсона о том, что «мир следует сделать безопасным для американской демократии». Или знаменитые «четыре свободы» Франклина Рузвельта. А вот вам цитата из иногурационной речи Джона Кеннеди: « Мы должны противостоять любому противнику, чтобы обеспечить существование и процветание нашей свободы ». Можно продолжить исторический экскурс во внешнюю политику Америки, но ограничимся и этим.

Перейдем к унилатерализму. С тех пор как Америка стала республикой, отцы-основатели предупреждали о возможности заключения договоров с иностранными государствами, втягивающими страну в акции, в которых она не заинтересована, что может повредить американской самоидентичности в качестве « нации, избранной Богом ». Иными словами, действуя в одностороннем порядке, Америка может лучше обеспечить свои интересы и защитить свои базовые ценности. Так что Буш-младший просто вернулся к традиционному  унилатерализму, внутренне присущему США со времен их образования.

Критики президента Буша-младшего обвиняют его в отказе от мультилатерализма, который был основой и залогом успеха внешнеполитического курса США во времена Второй мировой и в период холодной войны. С этим можно согласиться, но с одной оговоркой. Хотя Вашингтон и делал упор на коллективную безопасность, поддерживая НАТО и другие международные институты обороны, но никогда не отказывался от своего права действовать в одностороннем порядке.

Просто до Буша унилатерализм никогда не заявлялся в качестве одного из ключевых элементов концепции национальной безопасности США. Напротив, публично всегда говорилось о приверженности Америки идее коллективной безопасности, хотя в приватных беседах американские политики намекали, что возможны ситуации, когда Вашингтон вынужден будет действовать в одностороннем порядке (как, собственно, он и поступал во Вьетнаме и многих других странах Третьего мира).

Между Бушем-младшим и его предшественниками нет принципиальных расхождений в оценке окружающего мира и задач, стоящих перед США. Вопрос лишь в изменении стилистики, а не самой идеологии внешнеполитического курса нынешнего американского президента. Движение в сторону унилатерализма легко объясняется ощущением уязвимости Америки после 11 сентября и обладанием беспрецедентной военной мощью, порождающей иллюзию, что все проблемы можно решить в одиночку. Однако нет никакого «революционного» отхода от традиционного  стремления США к созданию мирового порядка, основанного на принципах свободы, самоопределения нации и открытого либерального рынка.


О якобы не имеющей прецедентов идее превентивного применения военной силы как ключевом элементе «доктрины Буша»

Данный тезис не соответствует действительности. Стратегия превентивных ударов для защиты своих границ появилась вместе с образованием США. Например, в 1818 году генерал Эндрю Джексон предпринял упреждающую атаку на индейские племена и казнил двух англичан, что привело к международному кризису, а госсекретарю Джону Квинси Адамсу пришлось оправдываться перед испанским послом, объясняя эту «молниеносную превентивную войну» неспособностью Испании поддерживать должный порядок на границах с Америкой.

В 1904 году президент Теодор Рузвельт заявил, что США берут на себя роль защитника всего Западного полушария от нашествия военных флотов европейских стран, которые могут представлять угрозу национальной безопасности Америки. И лишь десятилетия спустя другой американский президент Рузвельт отказался от унилатеральной политики своего дальнего родственника в пользу доктрины Монро, объявившей о переходе США к «стратегии добрососедства».

Однако и тогда Вашингтон не избежал возможности превентивного использования военной силы. Когда в сентябре 1941 года немецкая подлодка по ошибке атаковала американский эсминец Greer, Франклин Рузвельт, явно передергивая факты, заявил, что пора переходить к превентивным действия в отношении всех германских и итальянских судов, находящихся в Северной Атлантике. Позднее, в одной из своих «бесед у камина» он так объяснил свои слова: « Когда вы видите перед собой гремучую змею, изготовившуюся для нападения, вы не будете ждать и ударите первым ».

В период холодной войны применение превентивной военной силы в странах Третьего мира превратилось в обычные операции. (США должны вмешиваться, иначе «падающие костяшки домино» могут затронуть интересы национальной безопасности страны). В Европе Вашингтон неукоснительно придерживался стратегии сдерживания, что нисколько не мешало планировать односторонние «упреждающие» действия в других регионах мира. Именно таким образом США боролись против реальных и мнимых угроз в Центральной Америке, в Карибском бассейне, в Юго-Восточной Азии и на Ближнем Востоке. И во всех случаях превентивное использование военной силы оправдывалось (как это делает сегодня Буш-младший) «необходимостью защиты свободы и демократии».

Однако следует признать, что нынешний американский президент все же не рассматривает превентивную военную силу в качестве единственного и главного инструмента внешней политики. По крайней мере, он не стал ее применять в отношении Ирана и Северной Кореи, справедливо посчитав, что риски слишком велики. Подобно своим предшественника, Буш-младший прибегает к упредительным военным ударам избирательно. (Война во Вьетнаме была таким же превентивным удалом для Никсона, как Ирак для Буша-младшего).


О «радикальном» отличии политики Буша-младшего от политики Клинтона

Сторонники этого тезиса, очевидно, забыли, что именно президент Клинтон прилагал все усилия, чтобы достичь такого беспрецедентного военного превосходства США перед остальным миром. В конце 90-х годов прошлого века Вашингтон тратил на оборону больше, чем 12 ведущих держав мира вместе


Показана страница: 1 из 3:

       <<  1   2   3    >>

Оставить комментарий к статье


ФИО:
E-mail:
URL:

Текст сообщения:


© 2003: ЗАО НАМАКОН .
Все права защищены.

Студия Крон © 2003: разработка порталов .

http://phm.ru/catalog/emkostnoe-oborudovanie/smesiteli/